Все про сахарный диабет 1 и 2 типа
Базазнаний
Войти или зарегистрироваться

Разговоры с детьми о чрезвычайных ситуациях, связанных с вашим диабетом

Количество просмотров: 1577
Автор: Сьюзи Моралес (перевод Ольги Житковой) | Источник: asweetlife.org

У меня близнецы, мальчик и девочка, которым недавно исполнилось шесть. Моему сахарному диабету 1 типа уже 20 лет. Несмотря на то, что целых два десятилетия в моей жизни не случалось чрезвычайных ситуаций, связанных с диабетом, я понимаю, что это вовсе не означает, что это не может произойти вовсе. Поэтому я начала обучать своих детей тому, что нужно делать, если мне потребуется помощь.

 

Я села как-то напротив детей с тарелкой винограда, полагая, что он сможет как-то подсластить наш разговор. Я объяснила им, что всегда существует небольшая вероятность, что мне потребуется их помощь. Это сразу же очень встревожило мою дочь. Она сказала: «Подожди, а что случится, если мы сделаем что-то не так?» Я сразу же попыталась ее успокоить. «Нет, дорогая, речь не о том, что вы можете что-то испортить. Если вы вдруг когда-нибудь увидите меня без сознания или вам покажется, что я уснула и вы не можете меня разбудить, в этом случае мне может потребоваться ваша помощь». «Хорошо, и как мы сможем тебе помочь?»  спросила она прямо, скрестив руки на столе.

 

Я повесила на холодильник номер 911 и наш адрес. Мы попрактиковались, представляя, что они набирают номер и разговаривают с оператором. Я также сказала детям, что они могут побежать за помощью к соседям. Они знают, кто из наших соседей уже на пенсии и обычно находится дома. Я также сказала им, что они могут помочь, положив сахар мне в рот и втирая его в десны. Я начала рассказывать, что делать с глюкозой в геле, если я уже лежу на спине, но увидела, что их глаза стекленеют от страха и остановилась.

 

«Как бы вам самим было проще помочь мне?»  спросила я. «Позвать на помощь соседа»,  ответила дочка. Сын согласился. Я только добавила, что если они вотрут мне немного меда в десны, это очень поможет. Мой сын ответил, что он будет использовать небольшое количество меда, так, чтобы я была в состоянии дышать.

 

На протяжении четырех дней мы продолжали обсуждать «что, если», и я начала понимать: существует тонкая грань между наставлением детей и навеванием им ужаса. Я старалась облегчить ту нагрузку, которую пыталась возложить на плечи шестилетних детей и представить в том контексте, который бы дети в их возрасте смогли бы понять. «Представьте, что я упала»,  сказала я.  «Если я упаду, мне потребуется помощь, чтобы встать. Вы же уже достаточно взрослые, чтобы помочь мне, правда?» Это, кажется, заставило их задуматься. «То же самое с диабетом», — добавила я.

 

Я приводила эти простые примеры, чувствуя, что дети расслаблены и открыты для новой информации. На четвертый день наших разговоров мой сын задал мне страшный вопрос: «Мам, а что случится, если помощь не поспеет вовремя?». Я долго колебалась, прежде чем ответить на него, потому что это был вопрос, на который я не хотела отвечать. «Ты можешь умереть?»  спросил сын. Я не стала приукрашивать ситуацию, посмотрела ему в глаза и ответила: «Да, это возможно». И затем добавила: «Но я не беспокоюсь об этом, потому что принимаю все меры предосторожности, чтобы избежать этого». Он посмотрел на сестру, словно ждал сначала ее реакции, прежде чем отреагировать самому. Сын отвернулся в сторону, и я видела, как его брови поднимались то вверх, то вниз. Потом он тихо произнес: «Ты ведь имеешь в виду то же самое, как мы держим дома пластыри на случай, если кто-то из нас поранится?» Я кивнула, а моя дочь-оптимистка подпрыгнула и, будучи горда своим братом, завизжала: «Да! Именно это мама и имеет в виду. Мы знаем, что нужно делать в крайнем случае, но надеемся, что этого никогда не случится!»

 

В тот момент я не смогла бы помочь им, но надеялась, что однажды они смогут помочь мне. Я не думала о спасении жизни, скорее о каждодневных вещах, как уборка их комнаты или мытье посуды. И я расхохоталась из-за того, что мои мысли переключились с чрезвычайной ситуации на повседневные заботы. В этом весь диабет  жизнь происходит между низким уровнем сахара и повседневной рутиной, словно ничего и не произошло.

 

Моя дочь скрестила руки на груди и спросила, почему я смеюсь. «Мама, будь серьезнее!»   сказала она. – «Мы говорим о серьезных вещах». Да. Я посмотрела на своих детей и сказала: «Большое спасибо вам обоим, что готовы мне помочь, если это когда-нибудь понадобится». «Конечно, мама!»  сказала дочь. «А теперь мы можем пойти поиграть?»  добавил сын.

Материал
полезен?
17
Типы
Категории